ИСТОРИКО–БИОГРАФИЧЕСКИЙ  ИНТЕРНЕТ–ПРОЕКТ  ДЛЯ  ГИТАРИСТОВ–ЛЮБИТЕЛЕЙ  И  ПРОФЕССИОНАЛОВ

• ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ

• СТАТЬИ

• ДОКУМЕНТЫ

• МАТЕРИАЛЫ 

Ж-л "История гитары в лицах" № 3 (9) / 2013

№ 3 (9) / 2013

Содержание номера

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 

 

  Журнал "ИСТОРИЯ ГИТАРЫ В ЛИЦАХ" • 2013 • № 3 (9) • С. 1 (53)

     

«Я НЕ ЛЮБЛЮ ГИТАРУ...»

ПАГАНИНИ И ГИТАРА

Виктор ТАВРОВСКИЙ

   Раз уж речь зашла о «крылатых фразах» и «громких именах» сложно не вспомнить и о высказываниях Паганини об отношении к гитаре. Поистине, с ними происходят настоящие чудеса! Одни уверяют, что он ее безумно любил и ставил ничуть не ниже скрипки, другие, что у него не было к ней не то что любви, но даже простой симпатии. И те, и другие ссылаются при этом на слова самого Паганини. Единственное, в чем они не расходятся, так это в том, что великий скрипач владел гитарой столь же совершенно, как и своим основным инструментом. Фраза о Паганини, как о великолепном гитаристе, вошла в статьи о нем почти всех известных энциклопедических словарей XIX века. Правда, истоки его гитарного мастерства сторонниками разных точек зрения видятся неодинаково. Первые предпочитают говорить, что Паганини овладел гитарой еще в детские годы (И. М. Ямпольский в качестве доказательства приводит, например, наличие в музее Кёльна маленькой терц-гитары, на которой якобы играл маленький Никколо), другие (и таких большинство) настаивают, что этим своим искусством он обязан любовному увлечению «некой знатной дамой из Тосканы» (имя ее — Дида — упоминают редко, поскольку сам Паганини его предпочитал не называть), игравшей на гитаре, ради которой он оставил скрипку и в течение трех лет, с 1801 по 1804 год, усиленно занимался инструментом предмета своего обожания, а освоив его в совершенстве, в дальнейшем лишь поддерживал в себе достигнутое умение. Впрочем, в научной литературе о Паганини последнюю историю часто называют «романтическим мифом», вымыслом, рожденным воображением французского исследователя Фетиса.
   Так что же все-таки говорил Паганини о своем отношении к гитаре: «любил» или «не любил»?...
   Одно из найденных мною упоминаний о «любви к гитаре» Паганини я обнаружил в лондонском еженедельнике «Музыкальный мир» (The Musical World) от 17 ноября 1837 года в статье «Гитара»:

«Когда Паганини спросили, почему он играет на гитаре, будучи столь чудесным исполнителем на скрипке, он сказал: ‘Я люблю ее за ее благозвучие, гармонию; она мой постоянный спутник во всех моих странствиях’».

«When Paganini was asked why he played the guitar, when he was so miraculous in his performance on the violin? ‘I love it,’ says he, ‘for its harmony; it is my constant companion in all my travels’».1

Или чуть позже (1839):

«Паганини, в разговоре об этом инструменте, говорит: ‘Я ценю ее как направителя мыслей. Я иногда беру ее, чтобы поупражнять свое воображение или сгладить некоторые трудности, чего не могу сделать на скрипке. Я люблю ее за ее гармонию; она мой постоянный спутник во всех моих странствиях’».

«Paganini, in speaking of this instrument, says: ‘I esteem it as a conductor of thoughts. I take it sometimes to put my imagination in exercise or to smooth down for me some difficulty that I cannot execute on the violin. I love it for its harmony; it is my constant companion in all my travels’» (The Family Magazine, Vol. VI, New York, 1839, p. 352).

Но вот и другая версия тех же лет, но уже американского журнала «Нью-Йоркер» (The New-Yorker):

«Я не люблю гитару, но отдаю ей должное как направителю мыслей. Я иногда беру ее чтобы поупражнять воображение или сгладить некоторые трудности, чего не могу сделать на скрипке»

«I do not like the guitar, but I esteem it as a conductor of thoughts. I take it sometimes to put my imagination in exercise, or to smooth down for me some difficulty that I cannot execute on the violin».

   Отличия очевидны. В двух первых случаях нет слов «я не люблю гитару», но есть, наоборот, «я люблю ее», зато во втором — однозначное «не люблю» и скромный, довольно сомнительный, комплимент.
   Конечно, перевод не возбраняет нам заменить «не люблю» на выражение чуть менее сильного чувства — «не нравится», но это будет всего лишь игрой словами, не более того.
   Примечательно, что в английской литературе эта цитата встречается в нескольких редакциях, где в продолжении фразы варьируются как различные значимые глаголы, так и некоторые смысловые существительные, в результате чего появляется масса нюансов, позволяющих каждый раз толковать ее несколько иначе.
   Мне, например, попадался такой вариант:

«Я не люблю гитару, для меня это инструмент, придающий направление моим мыслям. Временами я беру ее, чтобы вдохновить мою фантазию для композиции, или вызвать полет воображения, что не удается мне на скрипке»

«I do not like the guitar, I look upon it as giving direction to my thoughts. I pick it up at times to inspire my fantasy for composition, or to produce a flight of imagination I cannot manage with the violin...»

   А чуть ниже, я приведу еще и третий…
   Создается впечатление, что их авторы были не до конца уверены в точности интерпретации слов Паганини другими и старались как можно яснее передать свое собственное понимание его мысли. Правда, читатель в результате получил лишь несколько похожих вариаций одного и того же высказывания, выбор между которыми ему все равно предстояло сделать самостоятельно, основываясь исключительно на личной интуиции или авторитете издания, поскольку подлинных слов Паганини сам он не мог ни видеть, ни слышать.
   Первоисточником этой фразы, вероятно, является статья, опубликованная в лондонской «Литературной газете» (The London Literary Gazette. – No. 653, July 25, 1829, pp. 491-492) в 1829 году, в виде анонимной корреспонденции из Праги (два письма, от 8 и 12 декабря 1828 года). Впрочем, имя автора очень скоро прояснится: им был профессор пражского университета Юлиус Макс[имилиан] Шоттки (Julius Max Schottky; 1794-1849), большой поклонник Паганини, ставший его первым биографом. Начинается она словами: «Мой дорогой друг, — я только что вернулся с замечательного концерта шевалье Паганини...» После описания впечатлений об этом концерте, автор рассказывает о своем первом посещении Паганини и состоявшемся у них разговоре (12-го декабря). Он застал Паганини сидящим на кровати, только поднявшимся с постели, сильно уставшим и еще не вполне здоровым после перенесенной тяжелой болезни и нескольких мучительных операций.


[1] The Musical World, a Weekly record of Musical Science, Literature, and Intelligence. Nov. 17, 1837. No. LXXXVIII. – Vol. VII. Pp. 151-152. Кстати говоря, именно этот вариант процитирован в книге Харви Тернбулла «Гитара от Ренессанса до наших дней» (Turnbull, Harvey. The Guitar from the Renaissance to the Present Day. Westport, CT: The Bold Strummer, 1991. P. 87).

1 2 3
Рейтинг@Mail.ru
Химически стойкие перчатки для работы с кислотами и щелочами на http://mapa-rus.ru/catalog/ximiya.